Окутин Сергей Директор ООО «Транспортная концессионная компания»
 

Представители владельцев облигаций (ПВО) — новый институт финансового рынка, который может использоваться в концессионных проектах, защищая законные права владельцев концессионных облигаций.

По закону № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» с 1 июля 2016 года представитель владельцев облигаций назначается при выпуске облигаций, предназначенных для открытого рыночного размещения или распространения по открытой либо закрытой подписке среди лиц, число которых превышает 500 (без учета квалифицированных инвесторов), а также в случае допуска облигаций с обеспечением к организованным торгам. Исключение составляют облигации с государственной или муниципальной гарантией.

Представителем владельцев облигаций может стать кредитная организация, брокер, дилер, депозитарий, управляющая компания, а также любая другая компания, не аффилированная с эмитентом и существующая не менее 3 лет.

На практике появление в рамках концессии представителя владельцев облигаций позволит осуществлять постоянный и эффективный контроль за «длинными» деньгами. По закону именно за ПВО закреплены право на ежедневный мониторинг эффективности использования средств инвесторов и проверка ежеквартальной отчетности по проекту.

В функции ПВО, помимо мониторинга и контроля за деятельностью эмитента во время реализации проекта и исполнения обязательств по облигациям, входит осуществление внесудебных и процессуальных действий в случае дефолта проекта, контроль и управление залоговым обеспечением через банковский залоговый счет, а также финансовая поддержка эмитента при возникновении чрезвычайных обстоятельств.

Защищая интересы инвесторов через постоянный контроль за инвестированными деньгами, институт ПВО становится гарантом надежности проекта. Его появление выгодно всем — и эмитентам, и инвесторам. Для первых открывается возможность упрощенного привлечения финансирования, более комфортное взаимодействие с облигационерами во время проекта через функцию «одного окна». А держатели облигаций могут тщательно следить за самой реализацией проекта.

В январе 2017 года состоялось подписание прямого соглашения между Правительством Санкт-Петербурга и финансирующими организациями в рамках реализации проекта по созданию, реконструкции и эксплуатации трамвайной сети в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга по концессии. Его участниками являются город Санкт-Петербург (концедент), ООО «Транспортная концессионная компания» (концессионер) и ООО «Администратор фондов» (представитель владельцев облигаций, ПВО).

ООО «Администратор фондов» представляет интересы тех, кто инвестировал средства в долгосрочный проект по созданию, реконструкции и эксплуатации трамвайной сети в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга. Концессионер для привлечения средств негосударственных пенсионных фондов выпустил облигации на 20-30 лет общим объемом свыше 3 млрд. руб.

Организации, которые могут выступать в качестве представителя владельцев облигаций, определяет Банк России. Так, представителями владельцев облигаций не могут быть: эмитент облигаций, контролирующие его лица и подконтрольные ему организации; лицо, предоставившее обеспечение по облигациям эмитента, контролирующие его лица и подконтрольные ему организации; лицо, оказывающее услуги по организации размещения и (или) по размещению облигаций эмитента, контролирующие его лица и подконтрольные ему организации, за исключением случаев, если такой представитель избран общим собранием владельцев облигаций или определен эмитентом с согласия общего собрания владельцев облигаций.

Также представителем владельцев облигаций не смогут стать юридические лица, у которых имеется конфликт интересов с владельцами облигаций (например, если человек, представляющий это юридическое лицо, прямо или косвенно может распоряжаться более 50% голосов в органе управления этого юридического лица, или у которого существует конфликт интересов с владельцем облигаций).

Российский институт ПВО создавался по аналогии с институтом «трасти» (Trustee) в западном праве. Так, нормы о трасти содержатся в Коммерческом Кодексе Франции, в немецком Законе об облигациях, размещенных по общей эмиссии, в Акте США о трастовом соглашении, в ряде законодательных актов Соединенного Королевства.

По мнению экспертов рынка, в европейской практике уровень ответственности трасти в проекте более ограниченный, чем ПВО в российском законодательстве. Трасти фактически выполняет роль по передаче информации между инвесторами, эмитентом и различными консультантами сделки. Его действия строго ограничены договорной документацией, что фактически не позволяет принимать самостоятельные решения.

Для совершения любых действий, включая подготовку документов, он должен привлекать внешних консультантов. Стоимость услуг таких консультантов предоплачивается, либо компенсируется эмитентом или держателями облигаций.

На случай дефолта обязательство перед трасти становится основным, все платежи должны поступать в его пользу. Он в свою очередь должен разделять поступившие суммы на основании принципа pari passu (равенства всех владельцев бумаг). Трастовый договор (trust deed) заключается при размещении бумаг, в нем прямо указываются условия действий трасти.

Законодательство Англии не требует обязательного назначения трасти, однако такое правило может существовать на уровне правил листинга. Аналогичные институты существуют сегодня также в правовых системах США, Люксембурга, Франции.

В отличии от трасти, функционал, права и обязанности ПВО в российском законодательстве хотя частично и определяются в законе, но их перечень не закрыт.

Более того, закон не содержит строгих указаний о порядке взаимодействия представителя, эмитента и инвестора в дефолтных ситуациях, что позволяет закрепить за ним более широкий перечень возможных действий в случае дефолта. Например, в некоторых случаях ПВО может самостоятельно подписывать от имени владельцев соглашение об отступном. Он также может получать присужденные владельцам облигаций судом по иску к эмитенту денежные средства или иное имущество. То есть в случае российского законодательства объем полномочий ПВО определяется условиями конкретного выпуска облигаций.