Экспертный журнал

Концессии и инфраструктурные инвестиции

06 Марта 2019

Рынок инвестиционных проектов требует максимальной проработки инструментария и правовой базы

Управляющий партнер «Пионеры ГЧП», член Комитета по ГЧП ТПП РФ, член Экспертно-методического совета НАКДИ, член Экспертного совета Национального центра ГЧП Дарья Годунова считает законопроект «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в Российской Федерации», подготовленный Минфином России, итогом непростой борьбы. Законопроект представляет собой симбиоз с другим ранее представленным проектом Минэкономразвития «Об инвестиционных режимах и мерах стимулирования привлечения инвестиций в экономику РФ», который по мнению Дарьи Годуновой, не совсем подходит под определение нормативного документа.

Дарья ГодуноваИтоговый объединенный законопроект нацелен, по мнению его авторов, на предоставление инвесторам правовой защиты, а также на создание дополнительных правовых гарантий прогнозируемости условий ведения ими своей деятельности при реализации инвестиционных проектов и обеспечения эффективного использования государственного имущества.

Если рассматривать вышеуказанные цели более предметно, то позволим себе процитировать один похожий документ: «Современная ситуация в инвестиционной сфере определяется намечающимся поворотом российской экономики к выходу из кризиса. Характерными проявлениями этого позитивного процесса являются сокращение дефицита бюджета и его безэмиссионное финансирование, сокращение спада и стабилизация производства на фоне устойчивого снижения инфляции, увеличение положительного сальдо внешней торговли, укрепление российского рубля и другие. В результате проведения экономической реформы гарантированы права собственности частных инвесторов, заработали ценовые механизмы регулирования производства, начался перелив капитала через фондовый рынок, развивается проектное финансирование. В ближайшей перспективе главным рычагом модернизации производства, снижения его издержек, возобновления экономического роста и, как результат, повышения уровня жизни населения становится увеличение объема капитальных вложений.» — действующее Постановление Правительства России от 13 октября 1995 года № 1016 «О Комплексной программе стимулирования отечественных и иностранных инвестиций в экономику Российской Федерации». Цели разделяют почти 25 лет, только инструментарий появляется новый.

Рассматриваемый законопроект представляет собой именно такой «новый» инструмент, который предлагается для использования инвестору уже в 2019 году (проект намереваются принять до конца весенней сессии).

Итак, для удобства оценки выделим основные десять пунктов — ключевые для принятия решения об использовании такого рода соглашения о защите и поощрении капиталовложений в своей работе:

  1. Сторонами соглашения являются Российская Федерация и/или субъект Российской Федерации, на территории которого планируется реализация проекта. Инвесторами может быть широкий круг субъектов, в том числе и иностранные лица, но инвесторы, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях не осуществляющих раскрытие и предоставление информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и (или) контролирующих лицах, или инвесторы, в которых иностранные юридические лица имеют право прямо или косвенно распоряжаться более чем 50% долей в уставном (складочном) капитале — дорога на рассматриваемые отношения закрыта.
  2. Сферы деятельности достаточно широки, но без четкого перечисления (в отличии от предыдущей версии законопроекта), прямой запрет только на — игорный бизнес, производство табачных изделий, алкогольной продукции, жидкого топлива (ограничение не применимо к жидкому топливу, полученному из угля, а также на установках вторичной переработки нефтяного сырья согласно перечню, утверждаемому Правительством России), добычи сырой нефти и природного газа, включая попутный нефтяной газ (ограничение не применимо к проектам по сжижению природного газа), оптовой и розничной торговли, финансовой, страховой деятельности, операций с недвижимым имуществом и ценными бумагами.
  3. Инвестору предоставляется компенсация (без конкретного указания на размер):
    • расходов по созданию инфраструктуры в объеме налогов, уплачиваемых в рамках проекта,
    • авансирование будущих затрат на инфраструктуру,
    • капитальные гранты,
    • налоговые льготы,
    • возмещение издержек на уплату процентов по кредитам,
    • купонные платежи по облигационным займам,
    • проектное финансирование от ВЭБ.РФ,
    • возможность использовать госимущество и помощь в сбыте продукции.

    Все перечисленное предоставляется не в особом режиме, а в рамках уже существующего действующего законодательства. То есть дается право ссылаясь на данный законопроект (после принятия) попросить публичного партнера рассмотреть такую возможность.

    Но есть и одно «но» — предоставление финансовых мер государственной поддержки не допускается, если значения показателей, характеризующих доходность по проекту и (или) доходность конечного бенефициара организации, реализующей проект превышают предельные значения, установленные исходя из среднеотраслевых значений аналогичных показателей — достаточно субъективный подход, на наш нефинансовый взгляд, а главный оставляющий большой плацдарм для маневра именно со стороны публичной стороны. И, конечно, такой порядок определения предельных значений показателей, а также порядок определения соответствующих среднеотраслевых значений устанавливаются отдельно Правительством Российской Федерации.

  4. Из существенных условий соглашения выделим те, которые ярко выбиваются из стандартного списка:
    • обязательства публично-правового образования в случае нарушения стабилизационной оговорки компенсировать организации, реализующей проект, понесенный ущерб,
    • и в свою очередь обязательства организации, реализующей проект, уплатить в пользу публично-правовых образований компенсацию в случае недостижения показателей, характеризующих проект (включая срок реализации проекта), для реализации которого была предоставлена государственная поддержка и стабилизационные оговорки, повлекшие для нее экономию ресурсов.

    Справедливо, только как оценить «компенсацию», и кто кому тут делает некоторое одолжение, если учесть, что рассматриваемые проекты долгосрочные и зависят от многих факторов, которыми управляет именно государство.

    Особенно стоит отметить по условиям соглашения возможность предоставления «стабилизационной оговорки» (та же «дедушкина оговорка»), где участникам соглашений обещаны неизменность налоговых условий (в части налогов на прибыль, на имущество, транспортного и земельного), гарантировано не ухудшение условий по лицензированию и сертификации продукции, техническому регулированию. Также предоставлена возможность индивидуальной стабилизационной оговорки, которая может предусматривать защиту от увеличения таможенных пошлин, изменения налога на добычу полезных ископаемых или введения/отмены российских контрсанкций в отношении других государств.

  5. При принятии публично-правовыми образованиями решений о предоставлении государственной поддержки проектов, должны быть учтены ряд принципов, в первую очередь инвестиционный приоритет и, что не мало важно, публичный партнер для принятия решения о предоставлении государственной поддержки должен провести финансовый аудит проектов в отношении которых предполагается принятие решения о предоставлении государственной поддержки и отдельных стабилизационных оговорок. И также случаи и порядок проведения финансового аудита опять же устанавливаются соответственно публичным партнером отдельно.  Плюс не забудем про критерии проектов, которым может быть предоставлена государственная поддержка, в частности:
    • создание и (или) развитие необходимой для его реализации транспортной и (или) энергетической, цифровой и (или) социальной и (или) коммунальной и (или) технологической инфраструктуры,
    • осуществление затрат на создание объектов капитального строительства в течение срока, превышающего 6 лет,
    • выход на новые рынки и (или) создание новых продуктов,
    • внедрение новейших технологий посредством их локализации на уровне, устанавливаемом Правительством России.

    Но при этом Правительством Российской Федерации могут быть установлены дополнительные требования и критерии в отношении проектов, реализуемых в отдельных отраслях экономики

  6. Соглашение может быть заключено в разнообразных сферах, при этом сам проект должен иметь определенный масштаб и соответствовать финансовым показателям: соглашения на 6 лет будут заключаться для инициатив с собственными инвестициями на сумму до 3 млрд руб., на 12 — для проектов дороже 3 млрд руб., на 18 лет — от 10 млрд руб. Не менее 3 млрд руб. собственных инвестиций должен располагать инвестор для проектов по добыче полезных ископаемых, производству и передаче электроэнергии, газа, пара, кондиционированию воздуха, тепло- и водоснабжению, водоотведению, строительству, перевозке и транспорту, хранению и складскому хозяйству. Оставшиеся отрасли, как медицина и туризм, например — не менее 1 млрд руб. Но опять же Правительством Российской Федерации с учетом особенностей деятельности в сферах, могут быть снижены требования по минимальному объему собственных инвестиций и(или) общему бюджету проекта.
  7. Также озвучены критерии к компаниям участникам о необходимости располагать численностью сотрудников не менее 100 человек (за последний год), для ИТ-компаний — не менее 20 человек. Также компания должна сформировать уставный капитал в размере не менее 50 млн руб., не забыть про наличие дохода более 800 млн руб. за прошедший год.
  8. Еще из «раздражителей», которые на практике, как правило, рушили все намеченные планы, это — отсутствие четкого регулирования рассмотрения самой инициативы инвестора по подписанию такого рода соглашения. Законопроект переносит регулирование порядка заключения соглашения на уровень подзаконных нормативно-правовых актов. Но при этом указывает, что также должен быть разработан пример такого рода соглашения. Если сравнивать с другими подобными инструментами — от «типовиков» спешно отказываются, просто из-за невостребованности таковых и лишнего отвлечения внимания согласующих органов, особенно в регионах, где чувство неуверенности особенно обострено.
  9. Расторжение соглашения возможно при ряде нарушений существенных условий или, например, «если продолжение реализации проекта может привести к нарушению основ конституционного строя, конституционных прав граждан, невозможности обеспечения обороны страны и безопасности государства».
  10. За что хотелось бы похвалить разработчиков законопроекта, это за возможность множественности со стороны обеих сторон, возможность решать споры в специально образуемом третейском суде (ad hoc) (осуществляющим рассмотрение дел в соответствии типовым регламентом ЮНСИТРАЛ). Также показалась интересной формулировка, которая отдельно выделяет некоторые особенности инвестиционной деятельности публичного партнера, а именно «вовлечения в инвестиционный процесс временно приостановленных и законсервированных строек и объектов, находящихся в государственной собственности» — полагаем, что из-за сложностей по хозяйственному обороту недостроя, таким образом попытались дать некоторую зацепку при согласовании внутри публичного партнера дополнительного выделения средств на такого рода проекты.

Подводя итоги можно смело сказать, что с помощью предложенного инструмента инвестор сможет получить финансовую поддержку от государства, если доходность будущего проекта не достигнет средних показателей по отрасли. Основанием же для проверки эффективности расходов бюджета может стать отклонение от показателей реализации проекта на 10%. При этом критерии оценки изменений в неблагоприятном для инвестора отношении также отдельно будет устанавливать Правительство России.

Инвестиции, в том числе иностранные инвестиции, не будут подлежать принудительному изъятию, в том числе через национализацию и реквизицию за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом, где федеральный закон может предусматривать принудительное изъятие инвестиций, только если изъятие осуществляется в общественных интересах, не является дискриминационным и сопровождается выплатой «быстрой, адекватной и эффективной компенсации» - критерии такого адеквата отдельно не выделяются.

И в заключении, хотелось бы отметить, что новые инструменты по реализации инвестиционных проектов всегда приветствовались со стороны всех участников рынка, особенно если они раскрывали новые горизонты и доходы. Действующее законодательство уже предусматривает целый ряд именно подобных инструментов, от концессионного соглашения до специального инвестиционного контракта (см. статьи «Механизм СПИК создает инвестору благоприятные условия для реализации инвестиционного проекта» и «Потенциал специального инвестиционного контракта можно использовать для структурирования инфраструктурных проектов»), которые очень успешно работают, вопросы тут скорее могут возникать к самим проектам и условиям.

И если предлагается альтернативный инструмент, то в текущем своем виде, он пока не обеспечивает понятного и четкого правового регулирования выделенных инвестиционных отношений, как и не ясно преимущество перед уже существующими инструментами для российских и иностранных инвесторов. Законопроект в текущей редакции (пока не предполагается внесения изменений перед первым чтением) содержит достаточно много пробелов и отсылочных норм.

Поэтому с интересом будем следить за пилотными проектами, которые уже готовят для реализации через упомянутый инструмент, также интересны условия и сроки заключения такого рода соглашений. В любом случае, первое соглашение будет прецедентным, а инициаторы войдут в историю инвестиционного проектирования как смелые и отважные люди.

    11.12.2019
    Реклама

    Траектория роста

    Зеленые финансы

    Инвестиции в инфраструктуру

    Инвестирование средств НПФ

    Концессионные облигации

    Концессии и инвестиции

    Государственно-частное партнерство

    Региональные операторы по обращению с ТКО

     ПОДПИСАТЬСЯ

    на информационно-аналитические продукты

    НАКДИ