Экспертный журнал

Концессии и инфраструктурные инвестиции

24 апреля 2020 г.

Наталья Дятлова в годовом докладе НАКДИ оценивает перспективы применения ГЧП в системе исполнения наказаний

Партнер ООО Maxima Legal, доцент НИУ ВШЭ, к.ю.н. Наталья Дятлова отмечает, что пионерами в развитии системы частных пенитенциарных учреждений в 80-е годы двадцатого века были США, во многих странах Европы институт частных тюрем нашел свое широкое распространение. В России вопрос взаимодействия пенитенциарной системы с частным бизнесом с целью улучшения социальных условий осужденных до сих пор не решен. Экспертную статью Натальи Дятловой «Государственно-частное партнерство в системе исполнения наказаний» опубликована в Годовом докладе по результатам независимого мониторинга «Концессии в России-2019. Основные итоги и тренды».

Вопрос о том, совместима ли уголовно-исполнительная система государства и рынок широко дискутируется в юридическом и бизнес-сообществах. Пионерами в развитии системы частных пенитенциарных учреждений в 80-е годы двадцатого века были США. К настоящему времени около 20 частных компаний в США содержат под стражей примерно сто тысяч осужденных в 27 штатах. В Европе, а именно в Великобритании, частные пенитенциарные учреждения появились позже в 90-е годы двадцатого века и к настоящему моменту их число достигло двенадцати. Во многих странах Европы институт частных тюрем нашел свое широкое распространение. 

В России вопрос взаимодействия пенитенциарной системы с частным бизнесом с целью улучшения социальных условий осужденных до сих пор не решен. В последние годы вопрос соблюдения социальных прав осужденных становится все более актуальным, поскольку количество обращений осужденных к Уполномоченному по правам человека в РФ остается достаточно высоким. 

Распоряжением Правительства России от 23 декабря 2016 г. № 2808-р была утверждена Концепция федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы на 2017 – 2025 годы», которая установила в качестве основной цели Программы – приведение условий содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых и условий отбывания наказания осужденными в соответствие с законодательством РФ и международными стандартами для повышения гарантий соблюдения их прав, свобод и законных интересов. 

В настоящее время существует большая потребность в инвестициях в российскую пенитенциарную систему для переоборудования и ремонта зданий, а также в строительстве новых исправительных учреждений. Обеспечение жилой площадью осужденных зачастую не соответствует нормам, предъявляемым международными стандартами. Для приведения системы исполнения наказаний к нормам международных стандартов требуется дополнительное финансирование системы исполнения наказаний, но государство в настоящий момент не располагает достаточным объемом финансирования только на свою пенитенциарную систему. 

Использование модели государственно-частного партнерства в системе исполнительных указаний помогло бы решить некоторые проблемы, в том числе снизить уровень безработицы. В исправительных учреждениях отбывают наказание осужденные с высшим образованием, которые могли бы трудиться на взаимовыгодных для них и государства условиях. При этом, исходя из зарубежного опыта, даже неквалифицированный труд осужденных может быть прибыльным. 

«Приватизация» исправительных учреждений

Вопрос разграничения ГЧП и приватизации неоднократно вставал как в российской, так и в зарубежной литературе. И для модели соглашения о ГЧП, при которой происходит возникновение права собственности на здание исправительного учреждения у частного партнера, вопрос разграничения ГЧП от приватизации стоит более остро. В то время, как концессионное соглашение нельзя признать в чистом виде приватизацией по причине собственности публичного партнера (концедента), то в случае с соглашением о ГЧП переход права собственности на здание в результате реконструкции к частному партнеру может выглядеть как приватизация. 

Однако и в модели соглашения о ГЧП есть отличие от «чистой» приватизации, которое выражается в каузе сделки, а именно: Государство преследует две основные цели: во-первых, частично снимает с себя бремя расходов на содержание и модернизацию объектов, вошедших в соглашение о ГЧП, а с другой – хотя и не сохраняет указанные объекты в своей собственности (как в случае с концессионным соглашением), но оставляет за собой контроль в течение срока действия соглашения о ГЧП и, следовательно, в случае неэффективного управления объектом соглашения о ГЧП со стороны инвестора имеет возможность его замены. Именно это принципиально отличает ГЧП от приватизации, при которой государство имеет иную цель; оно утрачивает возможность влиять на нового собственника с момента, как он исполнил условия приватизационной сделки. В качестве отличительных черт ГЧП, в отличие от приватизации, следует также отметить условие об обратной передаче объекта частным партнером публичному партнеру в определенных Законом о ГЧП случаях. 

С полной версией экспертной статьи Натальи Дятловой «Государственно-частное партнерство в системе исполнения наказаний» можно ознакомиться в Годовом докладе по результатам независимого мониторинга «Концессии в России-2019. Основные итоги и тренды». 

20.10.2021
Реклама

Концессионные облигации

Концессии и инвестиции

Коммунальные концессии

Государственно-частное партнерство

Региональные операторы по обращению с ТКО