7 сентября 2018 года в финансово-экономическом журнале «Forbes Russia» была опубликована экспертная статья исполнительного директора НАКДИ, председателя Экспертного совета по рынку долгосрочных инвестиций при Банке России Светланы Бик «Борьба за эко-нишу: зачем в России нужны зеленые облигации». В материале отмечается, что Россия до сих не представлена на мировом рынке экологических финансов, что лишает ее влияния на глобальном уровне и тормозит развитие российской финансовой отрасли.

Светлана БикНа мировых финансовых рынках «зеленая» пандемия: эко-финансы на протяжении уже нескольких лет остаются одним из самых быстрорастущих сегментов. Согласно вышедшему в самом конце июля глобальному отчету по «зеленым» финансам Climate Bonds Initiative (CBI), международной НКО в области эко-финансов, объем эмиссии «зеленых» облигаций за первые шесть месяцев 2018 года составил $74,6 млрд и существенно превысил объем за первое полугодие прошлого года.

Сертифицирующими организациями используется несколько определений «зеленых» бондов. На практике это облигации эмитентов в области альтернативной энергетики, экологичных видов транспорта, создания умных зданий и некоторых других направлений, связанных с экологией, устойчивым развитием, выполнением Парижских климатических соглашений.

В июне 19 эмитентов из 14 стран провели 44 эмиссии «зеленых» облигаций. Ярчайший пример — размещение бумаг компании Bazalgette Tunnel Limited, реализующей проект по созданию Лондонского коллектора. Совокупный объем выпуска составил £175 млн ($236,6 млн). С мая облигации допущены к торгам на Лондонской фондовой бирже. Их рейтинги кредитоспособности — Baa1 у Moody's и BBB+ у S&P. Они получили от S&P Global Ratings самый высокий «зеленый» балл — 95 из 100 возможных.

Чей рынок

На рынке «зеленых» бондов важную роль играют такие финансовые институты, как американский ипотечный конгломерат Fannie Mae, контролирующий большую долю рынка недвижимости США. Жилые дома потребляют энергию, и Fannie Mae финансирует проекты, которые позволяют использовать возобновляемые источники энергии и другие умные технологии.

Важными игроками являются и ведущие мировые пенсионные фонды. Если мы посмотрим на структуру их вложений, то увидим, что инвестиции в проекты «зеленой» инфраструктуры постоянно присутствуют в их портфелях, и их доля увеличивается.

Так Пенсионный фонд учителей Онтарио — один из крупнейших инфраструктурных инвесторов в мире, купил бумаги крупнейшего водоканала в Южной Америке, а также самого большого в мире завода по опреснению воды, расположенного в Австралии.

Каждый год на эко-финансовом рынке появляются новые игроки — финансовые и нефинансовые организации, а также все новые страны. В 2018 году на рынке «зеленых» бондов впервые появились эмитенты из Исландии, Индонезии и Ливана. В результате общее количество стран, где были выпущены такие облигации, достигло 48.

В последние два года очень активен в эко-сегменте финансового рынка Китай: его доля в объеме всех выпусков второго квартала 2018 года — 80%.

Китай активно сотрудничает с глобальными корпорациями. В июне этого года Apple объявила о создании фонда China Clean Energy Fund для инвестиций в чистую энергетику Китая. Запланированный объем привлеченных средств фонда составит $300 млн.

Довольно активны на этом рынке в последнее время страны Восточной Европы и постсоветского пространства. В мае этого года впервые привлекла средства на рынке «зеленых» облигаций для развития проектов энергоэффективного жилищного строительства маленькая Литва.

Но большой России на рынке нет — ни в каком качестве.

Формула влияния

Отсутствие России на финансовом эко-рынке довольно опасно, учитывая, что «зеленые» финансы — не просто еще один из многочисленных отраслевых сегментов, они — ключевой элемент так называемых инвестиций влияния: вложений не только для заработка, но для изменения среды проживания человека.

Те, кто соответствует правилам такого инвестирования, получают поддержку в самых разных формах. Для этого нужно пройти сертификацию на соответствие экологическим критериям.

Ее проводят авторитетные консалтинговые, инжиниринговые, юридические и аудиторские компании на основе специальных принципов и руководств. К процессу верификации и сертификации «зеленых» бондов активно подключаются рейтинговые агентства.

Облигации, которым предоставлена маркировка «зеленых», торгуются на специальных секциях фондовых бирж, получают приоритетное внимание со стороны крупнейших финансовых институтов, получают возможность привлекать средства по сниженным ставкам. Зачастую по таким проектам предоставляется субсидирование процентной ставки со стороны правительств и центральных банков.

Весной этого года было объявлено о Green Bond Pledge — инициативе крупнейших некоммерческих организаций в области «зеленых» финансов. Инициаторы — CBI, а также Mission 2020, Международная организация в области раскрытия информации об углеродных выбросах CDP, американская климатическая организация Citizen Climate Lobby и другие. Почти каждую неделю мы слышим о новых присоединившихся к проекту общественных, частных и государственных организациях.

Согласно инициативе все без исключения инфраструктурные проекты должны стать «зелеными» — иначе им не будут предоставляться инвестиции. При этом обратите внимание: «зелеными» в понимании участников инициативы.

По чужим правилам

«Зеленые» финансы развиваются уже более 10 лет, и их идеология формируются без участия России. В частности, формулируется жесткий, а не мягкий путь к декарбонизации — на нем настаивают страны-потребители нефти.

Участие в диалоге очень важно, тем более что перед нами никто не закрывает двери и не блокирует «незападные» подходы. Например, Бразилия в последнее время активно включилась в диалог по поводу лесных ресурсов. И уже летом этого года CBI начала проводить консультации с участниками рынка по поводу утверждения стандартов особых — лесных «зеленых» облигаций.

Мы сами не участвуем в обсуждении критериев и правилами из-за неразберихи с ответственными лицами. Хотя России есть что сказать, учитывая роль страны в мировой экологии и опыт решения экологических проблем.

В России самые большие на планете запасы пресной воды. У нас самый большой объем земель сельскохозяйственного назначения, не отравленных пестицидами, один из самых больших в мире объем лесных ресурсов.

У страны самый большой сектор в Арктике, этой лаборатории климатических условий на планете. У нас немалый опыт успешной экологической политики — и советский, и постсоветский.

Голос России в эко-финансовой сфере важен еще и для того, чтобы развернуть к нам мировой финансовый рынок. Если наша экономика близка к десятке крупнейших, то российский финансовый рынок не входит даже в первую сотню. По Всемирному индексу конкурентоспособности российский финансовый рынок ниже туркменского. Развитие эко-финансового сектора исправит ситуацию, даст дополнительные источники менее дорогих, чем в России, денег для отечественных «зеленых» проектов.

Зеленая реформа

Развивать свою собственную, национальную систему «зеленых» финансов важно и для преображения самой страны. Крупные инфраструктурные проекты практически всегда связаны с воздействием на окружающую среду. Эти требования необходимо формализовать.

У нас и сейчас эмитируется много, по сути, «зеленых» бумаг, но они не маркированы и не дифференцированы на финансовом рынке как эко-бумаги, не обладают специальным статусом и льготами.

Недавно предложен уникальный проект в области малой энергетики — замена дизельных ТЭЦ на станции, работающие на щепе — разве облигации такого проекта нельзя считать «зелеными»? Дизтопливо на севере стоит в 30 раз дороже, чем на большой земле — его замена даст колоссальный экономический и экологический эффект.

Облигации проектов по переработке мусора, облигации, связанные с проектами водоснабжения и водоотведения, с проектами современного теплоснабжения, энергоэффективностью —это все де-факто «зеленые» бумаги: они должны приобрести соответствующий статус, получить государственную поддержку.

Если эмиссия корпоративных облигаций оценивается как «зеленая», таким облигациям должны предоставляться государственные субсидии. Кроме того, эмитенты должны получать официальный сертификат «зеленых», чтобы иметь возможность публично заявлять о своем экологическом статусе и получать общественную поддержку.

Велик потенциал привлечения средств населения в финансирование через облигации соответствующих региональных и муниципальных проектов, эмитентами которых могут выступать как органы власти, так и компании, в том числе в рамках концессионных соглашений и соглашений ГЧП.

Важны решения по выпуску «зеленых» облигаций в рамках комплексного государственно-частного партнерства. Например, есть регионы, заинтересованные в сокращении бюджетных инвестиций на дизельное топливо для обеспечения им дальних районов.

Если есть проект, решающий эту проблему, и в него готов войти бизнес, соинвесторами такого проекта могут выступить несколько заинтересованных субъектов федерации. Бюджеты нескольких уровней могут предоставить гарантии и бюджетные инвестиции.

На выходе — многомиллиардный проект с огромным социальным и экологическим эффектом. Но облигационные заимствования такого рода, чтобы стать привлекательными, должны конструироваться и выпускать по особым стандартам и серьезными льготами со стороны государства.

Полную версию экспертной статьи исполнительного директора НАКДИ, председателя Экспертного совета по рынку долгосрочных инвестиций при Банке России Светланы Бик «Борьба за эко-нишу: зачем в России нужны зеленые облигации» читайте на сайте журнала «Forbes Russia».

Информационное агентство ИНВЕСТИНФРА www.investinfra.ru